Рядом с помещением для совершение тазията лежал огромный чан. Четыре его ножки были устремлены вверх, а сама полость упиралась в землю. Вся поверхность от едкого дыма была покрыта сажей. Обычно в этом огромном сосуде готовят еду для людей, пришедших на тазият.

Вспомнилось все, что я слышал об истории привоза этих сосудов из далекой Грузии. Их, по словам очевидцев, было штук 10 завезено в Анчих. Теперь одним разом можно было накормить весь аул по случаю торжества - на любое мероприятие собирались всем миром. Эту большую радость доставил сельчанам Хежандо, которого помнят до сих пор. Много добрых дел осталось после него. И питьевую воду провел, и дорогу проложил,  отличился и другими богоугодными делами. А сколько усилий и труда стоило ему привезти в аул десять огромных сосудов из далекой Грузии: узкие тропинки, гористая местность, подъемы и спуски - все Хежандо преодолел, потому что хотел людям добро.

Из десяти штук, которых доставил Хежандо в Анчих, на сегодняшний день сохранился всего один. Остальные куда делись? Кто нам дал право разбрасываться своим прошлым?

Наш патриотизм, долг перед предками, историей не дает нам такого права, а лишь наше равнодушие, отчужденность требует от нас этого - быть манкуртами, людьми, не помнящими своего прошлого.

Души наших предков витают над Анчихом. Они были лучше, благороднее, дружнее, чем мы, потому что жили вместе и поддерживали друг друга, иначе невозможно было выжить среди камней.

И сегодня нам, сытым и довольным, должно быть стыдно перед теми, кто в прошлом делал добро и укреплял Анчих, и наш долг сохранить их наследие для потомков.

Махач Магомедов

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter